Б.Лестрейндж
Ближе к концу зимы в моем доме появилась сова, которая принесла странные вести.
Я давно не общалась даже с относительно близкими родственниками, оттого более чем странным показалось письмо от каких-то людей, сообщавших о крупных неприятностях, случившихся с дальней родней. Неприятности меня интересовали мало, а вот то, что мне хотели навязать ка-кую-то мелкую соплячку, не понравилось совершенно. Кроме того, ее собирались отправить ко мне в самое ближайшее время, ибо, по их словам, я была ее единственной родственницей, а родители успели провернуть все так, что мне предстояло либо ее принять, либо решать вопрос на месте. И я собралась в Лондон. Были, конечно, подозрения, что все это могло быть очень крупной подставой, но и я ведь не девчонка. Сова с ответом была отправлена, место встречи обговорено, и я отправилась на встречу с неожиданным «подарочком».
… В старом холодном особняке меня встретили двое – высокий, начинающий лысеть мужчина и молодой, вертлявый парень. Они представились как друзья той самой злополучной семейки, и начали было рассыпаться в благодарностях, что я, дескать, поступаю весьма благородно, собираясь приютить сиротку. Я прервала их словоизлияния, холодно сообщив, что я еще не сошла с ума, чтобы заниматься благотворительностью и прибыла с единственной целью – решить вопрос иначе. Мне была представлена куча бумаг, согласно которым, ввиду имеющего быть родства и согласно каким-то законам (покопавшись в памяти, я припомнила их. Вот ведь, никогда бы и не по-думала, что они могут коснуться меня!) я должна была либо принять девчонку на воспитание, либо стать ее опекуном и определить в магическую школу. Мое участие нельзя исключить? Хорошо, я подпишу прошение директору Хогвардса или любой другой школы и пусть она катится туда. Парочка переглянулась и скисла. По их словам, переговоры насчет школы и оформление всех бумаг могли занять несколько дней. На это время я собиралась отправиться к кому-нибудь из наших, а как только все решится, они меня собирались известить.
Ушла я от них в еще более скверном настроении. На улице почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Обернулась и в окне второго этажа увидела бледную девчачью физиономию за занавеской. Я скорчила страшную рожу, но девчонка, вопреки ожиданиям, не скрылась, а высунулась еще больше и уставилась на меня. На какое-то мгновенье она мне напомнила меня саму в детстве. Странная девчонка. Я пожала плечами и отправилась в ближайшую таверну.
Утром я проснулась от стука в окно. На карнизе сидела почтовая сова, держа в клюве письмо. Что-то слишком часто мне стали писать…
Угловатым детским почерком было написано следующее: «Приветствую Вас, госпожа Лестрейндж! Очень рада, что Вы приехали к нам. Прошу Вас, прежде чем Вы решите мою участь и уедете, встретиться со мной. Много времени я у Вас не займу. Меня не отпускают надолго и далеко от дома, поэтому буду ждать Вас в пять часов вечера в кофейне рядом с домом. Цезария Валингтон».

@темы: "Омут Памяти"